В том сне не было ни страхов людских, ни слёз - тех, что знаем мы
Лишь только пустота отгоревших грёз и оцепененье тьмы.


Такое терпение бывает только от ненависти. Только целая жизнь — жизнь как сплошной гнойный абсцесс ненависти и злости,—
придает человеку решимости часами ждать, стоя где-нибудь за углом, под дождем и палящим солнцем, и изо дня в день
околачиваться на автобусных остановках — на случай, если она вдруг пройдет мимо. Ждать столько лет, чтобы наконец отомстить.